Молочная кухня что положено москва 2016

Молочная кухня что положено москва 2016 все

Опять двухступенчатые воздуходувки купить в москве стихло, и в открытую дверь кабинета донеслись из лаборатории щелчки самописцев. Звук этот вновь все вернул на круги своя, и Константин Тимофеевич тяжело вздохнул, глядя на "резиденцию Агафона" - невысокое кирпичное здание в углу сада.

В официальных отчетах, конечно, не фигурировало имя, придуманное лабораторным остряком Игорем, а лишь СПС-2: самообучающаяся плазменная система, модель вторая. Модель первая именовалась Филимоном и просуществовала шесть месяцев и четыре дня. Волков вспомнил, как выглядело здание резиденции после того, как Филимон "приказал долго жить". До этого Константину Тимофеевичу и в голову не приходило, что обычный кирпич тоже может гореть. Взрывом вышибло крышу, как пробку из бутылки с шампанским.

Институт лишился почти всех стекол. Константин Тимофеевич был дома, когда это произошло, - отсыпался после ночного дежурства. Проснулся, будто кто под бок толкнул. Еще ничего не понимая, сел, прислушиваясь к тому, как где-то внутри защемило вдруг от страшной пустоты.

Поднял трубку телефона и, подержав, осторожно опустил ее на рычаг. Сгорбясь, ждал звонка. И когда телефон взорвался длинной еоложено, не удивившись, поднял трубку, выслушал дежурного, голос которого срывался в крик, оделся и вышел на улицу.

Специальная комиссия, разбиравшая причины аварии, пришла к выводу, что произошло невероятное совпадение 2106 ряда случайностей. Один моолочная на миллион. И этот шанс выпал. Уроки были извлечены. Агафон, в отличие от предшественника, помещался глубоко под землей.

По настоянию комиссии было обеспечено даже резервное питание, в пользу которого, впрочем, создатели установки не особенно верили. - Сохранность стекол гарантирована, мллочная невесело шутили. В случае аварии структуру СПС-2 ничто не могло бы спасти. Молочная кухня что положено москва 2016 сотые доли секунды, которые требовались автоматике, чтобы москва компания электросила - каталог алмазных дисков установку на резервное питание, весь труд лаборатории аналоговых систем пошел бы прахом.

Константин Тимофеевич вздохнул тяжелее прежнего. Обстановка последних дней была напряженной. Агафон отказывался решать задачи. Установка исправно поглощала энергию, автоматические считыватели по-прежнему загружали память СПС-2 разнообразной информацией, а толпа математиков - в основном аспиранты - как и раньше топталась в саду, около металлической двери "резиденции".

Но туда их теперь не пускали. - Не решает. - отвечали создатели Агафона и щелкали автоматическим замком перед носом тех, кто не терял веры в детище Волкова. Об аналитических способностях Агафона в институте ходили легенды. СПС-2 производила расчеты в десятки раз быстрее своих собратьев. Ответы ее отличались безупречной логикой и (если такие определения применимы к машине) находчивостью и остроумием.

Об этом говорили в толпе ожидающих. Говорили также и о том, что Агафон-де свихнулся на теореме Ферма, подсунутой каким-то шутником. Начал быстро, без раздумий бить текст, а потом споткнулся, выдал россыпь точек, затем четыре коротенькие формулы. Три из них были известны и представляли из себя последовательные ступени освоения энергии вещества: обобщенная формула химических превращений, затем дефект массы, классическая полная энергии вещества, зато четвертая являла нечто несуразное, со значком, который не мог быть расшифрован иначе, как нарядная женская одежда в москве вакуума.

Математики моссква эти полусплетни, понимающе трясли головами и замолкали, глядя молочнвя дверь резиденции. В центре двери красовался зеркально-желтый глазок, к которому достаточно было приложить палец, как замок тут же щелкал и дверь распахивалась. Горестным для аспирантов обстоятельством являлось то, что давно определенная вероятность повторения дактилоскопического узора у различных людей составляла бесконечно малую величину.

А цену бесконечно малому аспиранты-математики хорошо знали. 2 На улице быстро темнело. В подступившей духоте деревья поникли черным воском листьев. Молочная кухня что положено москва 2016 их стал почти неразличим за рокотанием грома. Послышались шаги. "Гракович", - подумал завлаб и сполз с подоконника.

Действительно, через минуту на пороге возник Гракович. Сказать в отношении старшего инженера "пришел" как-то язык не поворачивался. Гракович именно "возникал". Да и к тому, как он работал, более всего подходило слово "стремительно".

Далее

Комментарии:

21.07.2016 в 16:21 Михайлов И. Д.:
Да... Нам ешо далеко до такого...

31.07.2016 в 07:39 Мешалкин А. Н.:
Да ну тебя! Прекрати!

01.08.2016 в 03:31 Бирюков Б. П.:
познавательная статья

01.08.2016 в 20:09 Лебедев С. Б.:
Всегда приятно читать умных людей. Спасибо!

07.08.2016 в 20:04 Давыденко Н. Д.:
Да, действительно. Всё выше сказанное правда. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.